Главная / Новости / ПРИКОСНОВЕНИЕ ЧЕРНОБЫЛЯ
ПРИКОСНОВЕНИЕ ЧЕРНОБЫЛЯ
29.04.2021г.

Тридцать пять лет назад, в апреле 1986 года, на Чернобыльской атомной электростанции произошла крупнейшая в истории энергетики техногенная катастрофа. Значительно снизить количество жертв и неблагоприятных последствий удалось благодаря мужеству ее ликвидаторов. Их подвиг бесценен.

Среди работников Общества «Газпром добыча Уренгой» есть несколько человек, чья судьба тесно сплетена с Чернобылем.

В канун годовщины аварии мы решили побеседовать с коллегами, причастными к трагическим событиям по имени Чернобыль, чтобы вспомнить, как все было, и поблагодарить тех, кто не подвел, не дрогнул.

 

В ночь на 26 апреля 1986 года попытка безопасно заглушить реактор четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС не удалась. Что-то пошло не так и в половине второго ночи прогремел взрыв. Интенсивный пожар продолжался десять суток. В окружающую среду произошел выброс 190 тонн радиоактивных веществ, в том числе изотопов урана, плутония, йода, а также цезия и стронция, период полураспада которых - 30 лет. Облако, образовавшееся от горящего реактора, разнесло эти вещества на тысячи километров. Наибольшие выпадения радиационных осадков отмечались на территориях Украины, Белоруссии и России. Из 30-километровой зоны отчуждения вокруг АЭС эвакуировано все население, а это более 116 тысяч человек. В последующие годы переселили еще 270 тысяч. Для ликвидации последствий были мобилизованы значительные ресурсы.

 

         - Мне тогда было десять лет, и я жил в городе химиков Новомосковске Тульской области, вошедшем в так называемую «чернобыльную зону» и подвергшемуся серьезному радиоактивному загрязнению. Помню, как бабушка с дедушкой нас с братом заставляли каждый день выпивать стакан молока с двумя каплями йода и не разрешали ходить по траве. Многие знакомые тогда отправились на ликвидацию аварии, в городе же расселяли эвакуированных из зоны заражения. А через год в окрестности выросли необычно огромные лопухи, - делится воспоминаниями начальник Управления аварийных и восстановительных работ Общества «Газпром добыча Уренгой» Максим Дмитриев.

Подробности апрельской трагедии близ Припяти он узнал уже будучи студентом из рассказов преподавателей военной кафедры Московского химико-технологического института - бывших офицеров-ликвидаторов.

 

- Они рассказывали про зашкаливающую радиацию и ее последствия; про преимущество отечественного оборудования перед импортным полупроводниковым; про утилизацию графитовых стержней, разлетевшихся после взрыва на много километров; про сосновый лес, принявший на себя наибольшую дозу выброса радиоактивной пыли и за пол часа ставшим «Рыжим»; а еще про то, как закапывали даже новую технику в огромные котлованы на территории зоны отчуждения, потому что она была облученной. В этих рассказах то и дело фигурировал генерал-майор с запоминающейся фамилией – Тараканов.

 

Позже, уже работая в газовой корпорации во время повышения квалификации в Москве, мне довелось с ним познакомиться. На лекции по техногенным катастрофам он подробно рассказывал о том, как руководил операцией по удалению высокорадиоактивных элементов из особо опасных зон Чернобыльской АЭС и как благодарен своим солдатам, которые выполнили поставленную задачу. Николай Тараканов, кстати, часто фигурирует в документальных и художественных фильмах про Чернобыль, и он не выдумка, он настоящий, герой, - делится начальник Управления аварийных и восстановительных работ Общества «Газпром добыча Уренгой» Максим Дмитриев.

 

Чернобыль Иванковского района Киевской области Украины расположен на реке Припять, недалеко от ее впадения в водохранилище. Название города – весьма символично. Оно может быть переведено, как «черная трава», а в Украине так называют горькую полынь. До аварии на Чернобыльской АЭС в городе проживало около 48 тысяч человек.

 

- Был теплый солнечный день. Выходной. Мы с мамой собрались на рынок в соседний городок, долго стояли на остановке и удивлялись нескончаемой колонне пустых пассажирских автобусов, которые ехали мимо нас в сторону Чернобыля. Только через время мы узнали о трагедии и эвакуации. Мне тогда было 15 лет, я заканчивала школу. Младшего брата вместе с другими детьми увезли в оздоровительный лагерь. Наши соседи уехали на ликвидацию, а через три месяца их не стало. О высокой радиации никому не говорили, но при этом строители полностью поменяли крышу в нашем доме и отмоску возле дороги, хоть мы и жили в ста километрах от места аварии. Мы ходили в лес за ягодами, купались в речке, а сейчас все это сказывается – болят руки, кости, - рассказывает помощник воспитателя детского сада «Росинка» Вероника Кумина.

Тысячи людей со всего Советского союза отправились на борьбу с невидимым врагом. У каждого был свой Чернобыль. На устранение последствий аварии ушло долгих четыре года.

 

- Пришла разнарядка. Зам командира роты Забаев, Вы убываете в отдельную бригаду радиационной, биологической и химической защиты для выполнения боевой задачи – ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС в качестве заместителя командира батальона по политической части, - озвучил приказ двадцатичетырехлетнему старшему лейтенанту Ивану Забаеву начальник штаба танкового полка.  

А 12 марта 1987 года офицер уже прибыл в село Ораное, вблизи Чернобыля, где располагался палаточный военный лагерь. Ивана Забаева оперативно ввели в курс дела.

 

- Полевой лагерь в основном был полевой, палатки стояли ровными рядами. Огромный автопарк, забитый АРСами, Уралами, спецтехникой. Утром все оживало и после построения длинными колоннами уходило в сторону станции. На границе зоны отчуждения мы пересаживались на «грязные» машины, которые под присмотром «япончиков» (устройства для замера уровня заражения техники) не могли выехать за ее пределы, и двигались на станцию. Такой путь я проделал 62 раза.

 

Когда впервые оказался на месте трагедии был поражен огромной бетонной глыбе здания атомной станции, стены которой могли бы выдержать врезавшийся в них самолет. На фоне неба высоко поднималась труба энергоблока и защитный саркофаг. А внутри блоков - более пяти тысяч помещений без окон. Ориентировались в основном по цветам коридоров (бронзовый, серебряный и золотой), а от них по вертикалям лестниц. Появилось чувство опасности и тревога, но уже через неделю они притупились, главное было выполнить задачу.

 

Сначала мы с бойцами укрепляли перекрытие стены реакторного зала в районе трубы. Излучение было настолько мощное, что человеку там можно находиться всего две минуты за смену и получить почти рентген. За это время нужно подняться по лестнице и отнести ведро с раствором, или уложить пару кирпичей, или рулон свинца. Двести человек выстраивались в цепочку и поочередно или парно бежали к перекрытию, чтобы выполнить свою часть работы. Потом личный состав находился в «отстойнике» -  ближайшем «чистом» помещении.

 

Батальон также работал на дезактивации помещения главных центробежных насосов, которые когда-то охлаждали реактор, а позже нас перекинули на обеззараживание помещений блока на нулевых отметках. Из каждого нужно было вынести все: от оборудования до отбивки штукатурки и полов, а потом восстановить заново. И так -помещение за помещением.

 

Все понимали, что излучение опасно, не было иллюзий и о последствиях, но все самоотверженно выполняли поставленные задачи, за что им огромная благодарность, - говорит ликвидатор Чернобыля, председатель Объединенной первичной профсоюзной организации «Газпром добыча Уренгой профсоюз» Иван Забаев.

На сон - не больше пяти часов каждый день; из инструментов – отбойный молоток, пила, топор, лопата и мешки для сбора мусорных отходов; пить воду можно только непосредственно из бутылки, вокруг – невидимый враг радиация – альфа, бета и гамма частицы. А из защиты только бушлат и «лепесток» - круглый белый респиратор.

 

Почти три месяца Иван Забаев с батальоном солдат, мобилизованных со всего Союза, трудился на станции, а когда учетная доза облучения превысила двадцать один рентген, его перекинули на дезактивацию сел в зоне отчуждения, что в общем-то тоже было не безопасно. После такой командировки проблемы со здоровьем обеспечены. Ивана Васильевича направили в медсанбат на реабилитацию и на обследование в московский институт радиологии. Казалось бы, после такого героического подвига – сразу готовь место на пиджаке для награды. Но медаль «За боевые заслуги» Ивану Забаеву вручили лишь спустя 19 лет. 

С момента катастрофы прошло 35 лет. Человечество радуется солнцу, летает в космос, пользуется природными ресурсами, пьет воду из-под крана и уже почти не вспоминает про ту трагедию. А ведь, если бы не героизм ликвидаторов Чернобыля, под действием атмосферы радионуклиды могли распространиться на гораздо большую часть планеты, погубив все живое. К тому же, эксперты утверждают, что была велика вероятность второго, более мощного, взрыва. Именно поэтому так важно помнить уроки Чернобыля, чтобы впредь такого никогда не повторилось и быть благодарными тем, кто остановил разбушевавшийся атом.

 

Ирина РЕМЕС

Фото из личного архива Ивана ЗАБАЕВА

Другие новости Апреля
30.04.2021